Новости

ИТ-отрасль получила новые задачи

28.01.2019

Документ, определяющий задачи сферы информационных технологий до 2030 года, называет ключевыми вопросы исследовательской деятельности и импортозамещения программного обеспечения. Эксперты RSpectr рассказали, какие разработки особенно необходимы индустрии для технологической независимости страны.

Рост есть, но недостаточный

Минкомсвязь создала программный документ сферы ИТ более пяти лет назад. Однако концепцию в конце 2018 года решили актуализировать. Новый проект Стратегии на 2019-2025 годы с перспективой на 2030 год регулятор разместил на отраслевом портале. В конце января его должны согласовать профильные ассоциации. В течение 2019 года будет построена карта развития отрасли с мониторингом конкретных продуктов. 

«Удельный вес отечественного ИТ в ВВП демонстрировал устойчивую положительную динамику, увеличившись с 0,58% в 2010 году до 0,88% в 2017-м. Вместе с тем, этот показатель в два-три раза ниже, чем в Финляндии, Швеции, Великобритании, Германии, Франции, Японии», – говорится в обновленной Стратегии. Эту цифру к 2025 году есть шанс увеличить более чем в полтора раза.

Конкуренция обострится

К тому же сроку при успешном импортозамещении программного обеспечения (ПО) авторам проекта представляется возможным не только отказаться от использования иностранного софта, но и освоить ИТ-рынки государств БРИКС.

Исторически сложилось, что есть определенные классы систем, не охваченные отечественными компаниями или не покрывающие весь процесс, к которому они предназначены: PLM, САПР, SCADA, MES, ERP, CAD, CAE, CAM... Сейчас под эгидой Минпромторга коалиция разработчиков изучает эти «белые пятна» IT, чтобы создать конкурентоспособные аналоги.
Гендиректор «БАРС Груп» Тимур Ахмеров

Директор департамента ИТ-аутсорсинга ALP Group Дмитрий Бессольцев в разговоре с RSpectr подтвердил, что это вполне реально, поскольку в Бразилии и Индии 90-95% всех бюджетных организаций страны уже работают на свободном ПО. Возможно, и российские продукты вместе с квалифицированной вендорской техподдержкой окажутся востребованными, рассуждает он. При условии, что в этих странах будет организовано грамотное лоббирование российских интересов. При этом эксперт отметил, что «Вокруг западного проприетарного ПО создана и успешно работает мощная экосистема, которую просто так не сломаешь – это очень сложно, долго и дорого, и возможно только при наличии серьезных средств и политической воли». 

Как рассказал RSpectr доцент департамента правового регулирования экономической деятельности при правительстве РФ Дмитрий Карпухин «задача выглядит весьма амбициозной, но проблема завоевания этого рынка заключается не только в конкурентных преимуществах российских технологий, но и в протекционистской политике стран БРИКС в сфере производства ИТ-продукции».

Так, Индия уже реализовала собственный проект национальной Кремниевой долины и поставляет ПО в более чем 100 стран мира. В Китае для «излечения» зависимости от иностранных программных решений созданы операционные системы COS (China Operating System) и Kylin. В Бразилии еще в 2011 году был принят план Brasil Maior для 19 стратегических секторов экономики страны, предусматривающий господдержку производителям ПО.

Генеральный директор «Базальт СПО» Алексей Смирнов, отвечая на вопрос RSpectr, прогнозирует нешуточную конкурентную борьбу при выходе на другие рынки. Внутри России она обострится за счет прихода ПО из стран БРИКС. На международном уровне – по причине разночтений в таможенной и налоговой политике государств.

«Существует реестр софта стран СНГ. Формально, страны-участницы могут равным образом закупать ПО из этого списка для государственных нужд. Но в реальности ситуация несимметричная, – пояснил А. Смирнов. – Так, для белорусских фирм реализовывать свои продукты в России выгоднее, чем российским в Белоруссии. Налоговый режим для наших компаний, которые торгуют в Белоруссии хуже, чем для белорусских, продающих в России. Например, в России нет НДС на ПО, а в Белоруссии для иностранных поставщиков есть, а местные разработчики от него освобождены». 

Облака в росте

По мнению, Д. Карпухина, речь должна идти не столько об освоении рынков новых государств, сколько о упрочении положения российских компаний, успешно работающих в ИТ. 

Он говорит, что было бы правильным увеличить присутствие в странах БРИКС бизнеса компаний ABBYY и «Лаборатория Касперского». Первая известна программным продуктом на основе искусственного интеллекта, вторая занимает лидирующие позиции в сфере информационной безопасности (ИБ).

«В стране сегодня есть ряд перспективных разработок в области ИТ, развитие которых при поддержке государства может позволить получить в фундаментальных исследованиях прорывные результаты мирового уровня. Из таких областей должны быть сформированы центры превосходства, каждый из которых объединит компетенции в соответствующей предметной области», – говорится в проекте Стратегии.

Направлениями деятельности центров могут стать технологии больших данных, облачные вычисления, сфера интернета вещей. Аналитики компании IDC как раз отмечают хороший рост этих рынков в России. Так, отечественные облачные услуги в 2017 году увеличились на 49% к предыдущему году. Для IoT эксперты также прогнозируют положительную динамику в ближайшее время – в среднем на 18% ежегодно. 

При этом не стоит отдавать огромные бюджетные средства госкорпорациям для разработки крупных ИТ-систем. Иначе это будут деньги, выброшенные на ветер.  

Так считает генеральный директор компании «ИВК» Григорий Сизоненко. «Подобные проекты, по сути, ориентированы не на создание продуктов с длительным жизненным циклом, а на освоение средств. Финансирование останавливается – заканчивается и развитие продукта», - пояснил он RSpectr.

Не забыть про «железо»

Импортозамещение в России и освоение других рынков – это две разные задачи, и успех в одной их них никак не связан с другой. Для того чтобы справиться с каждой, нужно делать конкурентоспособные продукты и грамотно их продвигать на рынок, объяснил RSpectr генеральный директор компании Attack Killer Рустэм Хайретдинов. Для этого, «начиная с 2010 года, в России были созданы более 10 федеральных и 200 региональных институтов развития», – говорится в Стратегии. 

Где прорывные технологии от построенных по всей стране технопарков, задается вопросом генеральный директор CorpSoft24 Константин Рензяев. Создание лишних надстроек не помогает, а только мешает бизнесу (особенно ИТ-компаниям), сказал он в беседе с RSpectr. Эксперт назвал освоение иностранных экономик пока популистским лозунгом. Здравыми идеями документа он считает перенос бизнеса в другие юрисдикции, которые могли бы быть виртуальными. А также установление жестких KPI для руководителей госкомпаний при приобретении отечественного ПО (см. статью в RSpectr). «Тогда и рынок появится, и бизнес будет иметь возможность его наполнить. В этом случае можно не только территории БРИКС освоить, но и страны с бо́льшими ИТ-потребностями и бюджетами», – резюмирует эксперт.

Г. Сизоненко. констатировал, что суть названной в документе задачи – не стопроцентная замена зарубежных программных продуктов на российские, а обеспечение технологической независимости. Для этого необходимо ускоренными темпами заместить системные элементы, которые являются фундаментом корпоративных ИТ-систем.

«Важно, чтобы государственная стратегия развития предусматривала не просто замену софта, а внедрение отечественных аппаратно-программных комплексов (АПК) на базе российских процессоров и операционных систем. Россия должна позиционировать себя на рынке БРИКС как поставщика АПК, а не ПО, зависимого от архитектуры зарубежных процессоров. Если эта цель не будет обозначена в проекте, мы искусственно создадим условия для асинхронного развития сегментов ИТ-отрасли», – подчеркнул Г. Сизоненко.


whatsapp_image_2019-01-28_at_11.19.34-c820a7394a4cc7abf85925cf89c114a2-1f3d0f6254ee47ac26bf5e6d4a7106c7.jpeg

Незанятые ниши

В проекте документа упоминается об устранении «белых пятен» на карте российских ИТ. Прямо они не сформулированы. Но скорее всего это имеет отношение к реальному сектору производства, где ИТ-технологии используются не так активно, как, например, в публичном управлении, оказании услуг, торговле, говорит Д. Карпухин.

Речь идет, прежде всего, о российском аппаратном обеспечении, считает Д. Бессольцев. «Есть серверы на "Эльбрусах", есть подешевевшие коммуникационные процессоры "Байкал-Т1", но с импортной компонентной базой. С российскими системами хранения данных вопрос тоже пока открыт. Не говоря об огромной потребности в сетевом, коммуникационном оборудовании», - конкретизирует он.

В сфере ИБ – это сегменты высокопроизводительных корпоративных межсетевых экранов нового поколения, системы управления доступом в интернет и безопасности операторского уровня, полагает Р. Хайретдинов.

На рынке систем виртуализации конкуренции фактически нет. А без этого сегмента развитие облачных сервисов, которое является одним из приоритетов Стратегии, невозможно, уточняет К. Рензяев.

«Исторически сложилось, что есть определенные классы систем, не охваченные отечественными компаниями или не покрывающие весь процесс, к которому они предназначены: PLM, САПР, SCADA, MES, ERP, CAD, CAE, CAM*»– рассказал RSpectr гендиректор «БАРС Груп» Тимур Ахмеров. По его словам, сейчас под эгидой Минпромторга коалиция разработчиков изучает эти «белые пятна» ИТ, чтобы создать конкурентоспособные аналоги.

А. Смирнов, в свою очередь, рассказал об учреждении для этой цели Ассоциации «Цифровые инновации в машиностроении». По его мнению, «государство должно поддержать разработчиков инженерного софта, поскольку вложения в такие ресурсоемкие продукты возвращаются очень медленно». 

Тогда закрытия «белых пятен» в инженерном ПО – САПР, CAD/CAM, PLM, системах проектирования, управления производством и др. – будет достаточно для полного импортозамещения. Этот софт в России есть, но в массе своей он не совместим с российскими операционными системами и не работает на отечественных аппаратных платформах.

* PLM (Product Lifecycle Management) – технология управления жизненным циклом изделий.
САПР, или CAD (Computer Aided Design) – система автоматизированного проектирования.
SCADA (Supervisory Control And Data Acquisition) – программа для разработки ПО систем управления технологическими процессами в реальном времени и сбора данных.
MES (Manufacturing Execution Systems) – системы управления производственными и людскими ресурсами в рамках технологического процесса.
ERP (Enterprise Resource Planning) – планирование ресурсов предприятия.
CAE (Computer Aided Engineering) – системы автоматизации инженерных расчетов и анализа.
CAM (Computer Aided Manufacturing) – подготовка технологического процесса производства изделий.


Источник: https://www.rspectr.com/articles/479/it-otrasl-poluchila-novye-zadachi?fbclid=IwAR1N1kH7qTV8Hav9PmAuRpPd-q6oxC7fY_FIyN4drWbk3f37GZ9jxvt2Kuc

Поделиться новостью:
Вернуться в раздел новостей

Другие новости по теме

Все новости